Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Шахиджанян

В Петропавловске-Камчатском меня понимают

Смотрю на календарь. Вроде пятница. А у меня ощущение, что суббота или воскресенье.

Солнышко греет. Листочки появились. Скоро лето.

Лето — значит падение числа новых регистраций по «СОЛО на клавиатуре» и числа новых читателей онлайн-книги «Курить, чтобы бросить!».

Утро началось, как всегда, с чтения газет.

«Московский комсомолец» — 90% составляют материалы о коронавирусе.

То же и в других газетах.

А вот «Новая газета» не только о коронавирусе пишет.

Умное, точное, интеллигентное издание.

И не надо упрекать редакцию, что публикуется много критических  материалов. Журналисты пишут об ужасном, подлом и мерзком. Пишут  доказательно, пишут эмоционально, а главное — пишут умно. Журналисты не  торжествуют (вот в нашей стране как много скверного). Нет, они о плохом  пишут ради хорошего будущего.

Понедельник, среда и пятница у меня всегда начинаются с чтения «Новой  газеты». Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой», молодец.

Я знаю Дмитрия Муратова с конца прошлого века, когда он заведовал  отделом комсомольской жизни, а затем отделом информации в «Комсомольской  правде».

Есть талантливые люди в современной журналистике, есть!

Днём ко мне пришёл сын. Он принёс еды. Я решил худеть. Пока удаётся.  За последние три дня сбавил килограмм. Замечательно. Приятно похвалить  самого себя.

Огорчили меня результаты по «СОЛО на клавиатуре». Новых учеников сегодня мало.

Collapse )
Шахиджанян

Вечный обман

Несколько дней назад я ходил по офису и радостно восклицал: 

- Ну вот же, нас поняли! Нас поддерживают, нас хотят! Тридцать человек в банке будут учиться. Это здорово!
Марат Рауфович Рахматулин смотрел на меня иронично, и во взгляде я читал: "Не говори гоп, пока не перепрыгнешь".

Речь шла о том, что в одном из известных банков организовали группу  из тридцати человек, и они начали проходит "СОЛО на клавиатуре". Но  сегодня, хотя и выходной день (мы ведь трудимся круглые сутки без  выходных) ко мне подошёл Вадим Александрович Коваленко и сказал:

- А в банке-то вашем жулики.

- Что такое? - удивился я.

- А ничего, банковские сотрудники написали программу и заставили её  проходить "СОЛО". Программка трудилась три дня и прошла всё "СОЛО".  Теперь эти жулики требуют сертификаты.

Я огорчился.

Кого обманываем?!

Каждому, кто так поступил, я написал небольшое письмо. Вот оно.

***

С руководством вашего банка у меня давние и очень хорошие  отношения. Мы говорим по телефону и переписываемся с вашим  председателем. Он поддерживает меня и моё стремление научить всех  сотрудников Банка работать за компьютером десятипальцевым методом.

Мне грустно было узнать, что Вы воспользовались, скажем мягко, не совсем честным способом, чтобы пройти «СОЛО на клавиатуре».

Кого Вы хотите обмануть? Банк? Меня? Или себя?

Ведь это умение необходимо Вам. И если Вы пройдёте программу,  почувствуете себя увереннее, оптимистичнее, станете более волевым  человеком и научитесь доводить до конца начатые дела.

Collapse )
Шахиджанян

(no subject)

 В среду, как всегда, провёл трансляцию на YouTube.

Дмитрий Иванович научился видеомонтажу легко. По крайней мере, мне так кажется, что легко. Попросишь его сделать что-нибудь — убрать лишнее, поменять местами — пройдёт пять минут, и он сообщает: всё сделано.

А в YouTube вообще делается всё проще. Там, как говорится, две кнопки «убрать» и «закрепить», а основное время уходит на сохранение изменений.

Последняя запись, которую мы сделали для YouTube, вдруг запретили. Оказывается, использовали не тот контент. Мы взяли песню “Fairytale” Александра Рыбака с Евровидения.

Как я понимаю, у YouTube есть возможность через поисковую систему отслеживать незаконное использование контента: песни, видео и т.д.

Для меня тут многое непонятно. Вроде, Евровидение давно прошло, песня эта гуляет по интернету уже несколько лет. Кому принадлежит авторское право: композитору, исполнителю, записавшей студии, сайты, где впервые прозвучала песня?

Предположим, я готов чуть-чуть заплатить за использование песни. К кому я должен обращаться? Когда я этим вопросом начал терроризировать наше агентство по авторскому праву, то их сотрудник ответил: «Вы не докопаетесь до истинного автора, у нас всё слишком запутано».

Как я понимаю, юристам тут ещё много работы. Хорошо бы всё-таки определиться, когда наступает авторское право, кому оно принадлежит и как бороться с незаконным контентом.

Вот бы кто-нибудь мне помог. Книга «1001 вопрос про ЭТО» - авторство принадлежит мне. Книгу можно найти на многих сайтах в интернете. Как бороться с пиратами? В суд подавать? Наверное. Но количество исков будет зашкаливать за тысячу. Если найду хорошего юриста, мы можем стать миллионерами. А у нас пока всё иначе. Наша сотрудница пишет письма по этому поводу, и некоторые владельцы сайтов книгу убирают.


То же самое с книгой «Учимся говорить публично».


Такая же история с программой «СОЛО на клавиатуре».


Ах, если б так, как это происходит на YouTube, с пиратами поступали в России!


9 ноября мы с Маратом Рауфовичем провели несколько собеседований. Одна девушка нам понравилась. Понравились ли мы ей, неизвестно. Договорились, что будет проходить «СОЛО».


Из двадцати соискателей «СОЛО» проходит только один человек, и то не до конца.


Четыре человека пришли пробоваться на должность наборщика. Набирают двумя пальцами, диктант написали с жутким количеством ошибок, о работе имеют весьма общее представление. Конечно, эти люди нам не годятся. Мы предложили им проходить «СОЛО на клавиатуре». Они сказали, что попробуют.


Жалко, грустно, обидно, досадно, огорчительно, тяжко, а иногда больно.


Мне вообще больно, как идёт продвижение «СОЛО на клавиатуре».


Доктора набирают одним-двумя пальцами.


Учителя свои планы пишут одним-двумя пальцами.


Вроде, умные женщины Татьяна Голикова, Эльвира Набиуллина, Вероника Скворцова.


Умные-то умные, образованные-то образованные, а простых вещей понять не могут — что за компьютером надо работать, используя десятипальцевый метод, а не двупальцевый.




Татьяна Голикова возглавляет Счётную палату. Она заинтересована, чтобы сотрудники работали эффективно, результативно. Если каждый из сотрудников на одну страницу текста письма, отчёта, справки, запроса, плана тратит 45 минут, то о какой эффективности можно говорить!
Взять бы, потратить две-три недели и научить всех сотрудников. К Татьяне Голиковой, как я знаю, в Счётной палате прислушиваются, она же её возглавляет.
Если Татьяна Голикова примет решение научить сотрудников Счётной палаты десятипальцевому набору, то её подчинённые будут учиться.


Абсолютно такая же история с Эльвирой Набиуллиной. Центробанк — это многотысячный коллектив. Каждый сотрудник имеет на рабочем столе компьютер. Каждый!
И 98% сотрудников Центробанка (бухгалтеры, аналитики, контролёры, разработчики, программисты, экономисты, юристы, операционисты, кассиры, кадровики, сметчики, плановики — долго перечислять всех) работают на клавиатуре компьютера, используя два-три пальца, тратя на одну страницу текста от 30 до 40 минут. А можно одну страницу текста, работая десятипальцевым методом, не глядя на клавиатуру, набирать за 5-6 минут.
Казалось бы, э-ле-мен-тар-но!
Как мне доказать элементарность Эльвире Сахипзадовне Набиуллиной?
Ладно банковские работники. Не хочется им трудиться по-современному. Будут отправляться письма с большой задержкой, на составление отчёта уйдёт слишком много времени, на подготовку планов тоже уйдёт немало часов. Скажется на финансовой обстановке? Конечно, скажется. Но не так сильно, как в медицине.
Доктору некогда говорить с пациентом, он должен одним пальцем записать фамилию, имя, отчество, диагноз, и полчаса он тратит на заполнение документов, а три минуты на беседу с больным. Как мне сделать, чтобы Вероника Игоревна Скворцова, министр здравоохранения, поняла полезность внедрения современного метода работы за клавиатурой компьютера?


Наверное, мы напишем ещё по одному письму в эти ведомства, вдруг нас правильно поймут.



Жду Вас на нашем сайте!

Шахиджанян

А завтра никогда не наступит

Так бывает: ты хочешь что-то сделать и даже планируешь, но не получается, и ты откладываешь запланированное на завтра.

Это спасительное завтра меня всегда выручает.

Не успею что-то сделать сегодня и говорю: «Завтра».

В своё время на эту тему я написал небольшой рассказик. Вот он:

Он жил спокойно и ровно — размеренно. Ложась спать, вспоминая прошедший день, он говорил: «Как жаль, что многого я не успел сегодня сделать». Но тут же успокаивался тем, что решал: «Завтра! Завтра начну жить по-настоящему».

А назавтра… Он чувствовал, понимал, что читал не те книги, встречался не с теми людьми, смотрел не те фильмы, дома занимался не теми делами. День прошел в обычной суете. Ложась спать, он обещал себе: «Ничего, завтра встану пораньше и все начну сначала. Пора! Жить-то осталось на один день меньше». Назавтра все повторялось.

Он бегал по магазинам, выстаивал в очередях, уставал и раздражался. Обидел жену — кажется, она забыла заштопать его носки, ругал детей — кажется, они, вернувшись с прогулки, забыли вытереть ноги. Он кого-то куда-то устраивал, кому-то что-то доставал. Кое-что успел сделать и на работе. За работу деньги платят. Деньги для жизни нужны.

Перечитывая дневниковые записи — кто в юности не вел дневников, — говорил про себя: «Как много хорошего я мечтал сделать. Нет-нет, долой суету. Хватит. Вот встану завтра — и начну жить иначе!!!»

Так прошла неделя. Месяц. Год. Десять лет.

Дети росли. Он старился. Но, веря в себя, он повторял перед сном: «Завтра, завтра, завтра…».

Только сегодня он не сказал «завтра», потому что вчера лег спать, а утром… не проснулся. И нет теперь для него этого спасительного завтра.

… Я написал эту историю и подумал: напишу еще одну. Лучшую. Я её уже придумал. Но нет, пожалуй, я сделаю это… завтра, завтра.

Давно обещал Вадиму Александровичу Коваленко внести изменения в историю «СОЛО».

Многие данные устарели, про некоторых сотрудников надо написать чуть иначе, чем я говорил раньше.

Работы там часа на два-три, а я всё тяну, тяну и тяну.

Так бывает: хочешь что-то сделать, и вдруг оно отложилось на неделю-другую. И после этого запланированное никак не встанет в новый план. Ты всё откладываешь и откладываешь.

Сегодня листал список потенциальных солистов.

Вспоминаю, сколько сил у меня ушло на то, чтобы договориться о встрече с руководство «МДМ-банка».

Когда-то я по поводу этого банка говорил с Екатериной Андреевной Габуевой. Она обещала поддержать.

С тех пор прошло уже 17 лет. Никаких изменений не произошло. «МДМ-банк» не стал корпоративным солистом. Не знаю, существует ли такой банк на белом свете.

Заглянул сейчас в Google и Yandex.и  выяснил: такой банк сдулся. Слился с другим и перестал существовать.

Я уверен: если бы все его сотрудники прошли «СОЛО», у банка была бы другая история.

Абсолютно такая же история с «1-м ОВК-банком».

Там сотрудница Елена Бондарь (она отвечала за обучение персонала) проявила заинтересованность, но дальше разговора не пошло.

Перелистывал страницы, взятые из папки «Корпоративное «СОЛО» и улыбался.

Вот неизвестный мне Андрей Александрович из «Московского Кредит-банка».

Как фамилия этого Андрея Александровича, не знаю. В моих записях значится просто: встречались, обещал взять много копий, проявил личную заинтересованность, обещал пройти программу сам.

Программу сам не прошёл, не взял ни одной копии, про обещание забыл.

Такая же история произошла с Татьяной Александровной Слизко из «Русского славянского банка».

Хорошее общение, много обещаний и никакого результата.

Вспоминал свои встречи с Малыхиной Марией Анатольевной из «Альфа-банка». Женщина крутая, деловая, все проблемы решает оперативно. Но она была категорически против «СОЛО на клавиатуре».

Мои попытки выйти на Петра Олеговича Авена успехом не увенчались. Помню, написал я хорошее письмо, и Ольга Александровна, секретарь Авена П.О., передала моё письмо Малыхиной. А дальше я получил вежливый отказ.

Со многими банками пытался навести мосты. Увы, они оказались шаткими и ни к чему хорошему не привели.

Вспомнил Павла Владимировича Кочкина из Красноярска.

Вот человек дела. Помню, помог он нам с печатью листовок, плакатов, взял для своего производства корпоративное «СОЛО», прошёл сам наш курс и своих коллег научил.

Перелистываю бумаги и саркастически улыбаюсь.

Где Олег Михайлович Михайлов из «Связьинвеста»?

Где Игорь Вениаминович Пожидаев из того же «Связьинвеста»?

Того самого «Связьинвеста», где купили, если я не ошибаюсь, на более чем 405 миллионов долларов программу Oracle.

А вот для «СОЛО на клавиатуре» денег не нашлось.

Сколько сил, времени, энергии я потратил на то, чтобы уговорить их приобрести «СОЛО на клавиатуре»?

Всё кончилось пустотой.

Очень жаль.

Очень грустно.

А ведь мы нужны абсолютно всем банкам! И всем связистам мы нужны.

Очень жаль, что болеет Наум Семёнович Мардер, вице-президент «Ростелекома».

Наум Семёнович — удивительный человек. Он готов меня поддержать, говорил о моей программе с министром связи, с первым заместителем министра связи (в то время Наум Семёнович работал в Минкомсвязи).

Обещал, если поправится, поговорить на эту тему с руководством «Ростелекома».

Мне по телефону сказал:

— Знаете, всё очень трудно сейчас. Я болею, и ко мне отношение со стороны моих коллег чуть-чуть меняется. Как ни обидно, это осознавать, но это так. Вы, Владимир Владимирович, романтик. Опережаете время и переоцениваете нас, чиновников.

Сколько времени потрачено впустую!

Дозвоны, встречи, переговоры, обещания, а потом смущающимся голосом я слышу по телефону:

— Мы тут подумали-подумали и решили отказаться от корпоративного «СОЛО на клавиатуре». Во-первых, надо экономить деньги, во-вторых, это не входит в первоочередную задачу, в-третьих, кто хочет, пусть учится сам, а у нас и так хватает дел, в-четвёртых, немногие изъявили желание заниматься, а заставлять мы не будем, поэтому, в-пятых, спасибо вам за предложение, но давайте не будем отнимать друг у друга времени.

Как на такое реагировать? Стандартной фразой:

— Прошу простить за беспокойство.

Никто из руководителей банков не владеет сам (исключение — «Сбербанк» и его руководитель Герман Оскарович Греф) слепым десятипальцевым методом, а отсюда и такая реакция.

Хочется, конечно, злиться, ругаться, но понимаешь: этим делу не поможешь. Поэтому берёшь себя в руки и говоришь: «Ничего, завтра продолжу поиски. И рано или поздно найду банк, где меня поймут, поддержат, возьмут «СОЛО на клавиатуре» и начнут обучать своих сотрудников правильно работать за клавиатурой компьютера».

Вот же: получились у нас отношения с банком «Открытие». В своё время приобрели у нас более двух тысяч лицензий в «Альфа-банке». Не говорю о «Сбербанке». Там про «СОЛО» знает большинство сотрудников, и многие занимаются и продолжают заниматься.

Значит, надо продолжать действовать по принципу: «Случай приходит к тем, кто всё делает для того, чтобы этот случай пришёл».

Жду Вас на своём сайте!

Шахиджанян

А своего я добьюсь!

Иногда думаешь: не опустить ли руки?

Иногда хочется плюнуть на всё.

Ну, нет желания у директора Российской государственной библиотеки Гнездилова Владимира Ивановича учить сотрудников правильной работе!

Владимира Ивановича Гнездилова вполне устраивает, что библиографические карточки заполняются через час по чайной ложке одним пальцем.

Компьютеры закупили. В библиотеке они на столе почти у каждого сотрудника. А как на них работают?

Интересно, взяли бы на работу в библиотеку человека, не умеющего писать ручкой? Вряд ли.

Я представляю сцену: в отдел кадров приходит соискатель и говорит:

— Читать умею, писать не умею.

От ворот поворот такому человеку!

Но если соискатель на компьютере способен набирать одним или двумя пальцами, подсматривая на клавиатуру, он же не умеет писать! Его на работу берут.

А Владимир Иванович Гнездилов сам не владеет слепым десятипальцевым методом, поэтому и от других этого требовать не может.

Я не знаком с Владимиром Ивановичем. Вполне допускаю, что это умный, талантливый, образованный, воспитанный, словом, интеллигентный человек.

Но в его детстве не было компьютеров, и у него укоренилось мнение, что слепым десятипальцевым методом должны набирать профессиональные машинистки, а всем остальным это не надо.

Неверное мнение.

Порочное мнение.

Как-то я говорил с одним японцем-компьютерщиком и спросил его: на сколько лет, по его мнению, по компьютерной части мы отстали от Японии? На пять, на десять?

Он посмотрел на меня внимательно и, чуть причмокивая сказал: «Боюся, сто навсегда, к сазяления».

А возьмём таможенную службу?!

На любом посту таможенной службы заполняют кипы документов и всё делают на компьютере.

98% сотрудников таможенной службы не владеют слепым десятипальцевым методом.

Я не говорю о налоговой службе. Её возглавляет один из самых с точки зрения использования современных технологий передовых руководителей Мишустин Михаил Владимирович.

Но, к сожалению, как в центральном аппарате, так и на местах, 95% сотрудников налоговой службы все отчёты, тексты, справки, разработки, методические указания, разъяснения, приказы и другие документы набирают на компьютере двумя, максимум четырьмя, пальцами. Тратят на это неправомерно много сил и энергии. Как их сдвинуть, этих людей?

Вот сотрудники Федеральной налоговой службы. Всё хорошие люди. Образованные, деловые, умные,  воспитанные, но…

Увы! Никак не могут понять, что надо научиться набирать слепым десятипальцевым методом. И тратить на набор одной страницы текста пять минут, а не полчаса.

Я лично готов научить правильно набирать на клавиатуре компьютера

Руководителя ФНС:

Мишустина Михаила Владимировича;

Заместителей:

Андрющенко Светлану Николаевну;

Аракелова Сергея Ашотовича;

Бондарчук Светлану Леонидовну;

Григоренко Дмитрия Юрьевича;

Егорова Даниила Вячеславовича;

Завилову Наталью Савельевну;

Оверчука Алексея Логвиновича;

Петрушина Андрея Станиславовича;

Сатина Дмитрия Станиславовича;

Начальника административно-контрольного управления:

Акунову Ирину Владимировну;

Начальника аналитического управления:

Засько Валерия Николаевича;

Начальника контрольного управления:

Чаликова Максима Владиленовича;

Начальника правового управления:

Овчара Олега Валентиновича;

Начальника управления досудебного урегулирования налоговых споров:

Суворову Елену Владимировну;

Начальника управления информационных технологий:

Матвееву Татьяну Владимировну;

Начальника управления кадров:

Шевченко Игоря Викторовича;

Начальника управления камерального контроля:

Егоричева Александра Валерьевича;

Начальника управления контроля налоговых органов:

Воронову Наталью Александровну;

Начальника управления модернизации налоговых органов:

Мирошникову Инну Анатольевну;

Начальника управления налогообложения имущества и доходов физических лиц:

Сергеева Михаила Викторовича;

Начальника управления обеспечения процедур банкротства:

Чекмышева Константина Николаевича;

Начальника управления налогообложения юридических лиц:

Бакчееву Марину Викторовну;

Начальника управления по работе с задолженностью:

Загайнова Леонида Витальевича;

Начальника управления регистрации и учёта налогоплательщиков:

Колесникова Виталия Григорьевича;

Начальника управления стандартов и международного сотрудничества:

Вольвача Дмитрия Валерьевича;

Начальника управления трансферного ценообразования:

Куприянова Павла Владимировича;

Начальника финансового управления:

Воробьёву Татьяну Сергеевну.

В своё время «СОЛО» начало своё восхождение именно с налоговой инспекции. Это отдельный рассказ в истории «СОЛО». Может быть, повторить?

Жду Вас на своём сайте!

Шахиджанян

Восторг и восхищение

Какое хорошее и славное лицо у Аллы Анатольевны Клименко!

Алла Анатольевна работает в секретариате ректора Высшей экономической школы – Кузьминова Ярослава Ивановича.

Хороший ректор – хороший секретариат.

У секретаря не может быть плохого настроения.

Она ко всем людям должна относиться искренне, доброжелательно, мягко и дружески.

Однажды мне в приёмной пришлось просидеть минут сорок, и я наблюдал за работой Аллы Анатольевны.

Восторг, восхищение!

Так держать!

Жду Вас на своём сайте!