Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Шахиджанян

Хулиганство

Чем больше смотрю новые фильмы, тем больше убеждаюсь: кино всё больше  походит на театр, а театральные постановки всё больше тяготеют к  киноповествованию.

В кино долгие диалоги, редкая смена декораций (всё происходит в одной  комнате, в одном дворе, на одной улице), длинные монологи. А в театре  мелькание, использование крупного плана, резкая смена декораций.

С лёгкой руки «Латерна Магики» Милоша Формана кино стало  использоваться в театральном повествовании. Он показывает осколки, а мы  должны собрать эту мозаику в единое целое.

В кино — неторопливость, медлительность, присущее театру.

В театре — резкие переносы из одной эпохи в другую, из привычного места в новое.

И зритель к этому нормально относится.

Ещё пройдёт лет пять-шесть максимум, и театр сольётся с  кинематографом. Использование кино в театральной постановке станет  нормой, и порой будут снимать специально для одного спектакля. Вот тогда  слово «кинотеатр» будет оправданно.

Не знаю почему, я на эту тему думал утром. Наверное, потому, что  вечером мне предстояла трансляция, и я хотел по этому поводу поговорить.

Тема: хулиганство.

Я знаю, в хулиганстве гибнет большое количество людей. Явление «хулиганство» портит нервы миллионам.

Хулиганят подростки в подъездах.

Хулиганят в парках негодяи, мерзавцы, алкаши.

Хулиганят в автобусах, в троллейбусах, в метро.

Хулиганство многолико, и мы с ним смирились, к сожалению.

Collapse )
Шахиджанян

Историю театра — одним пальцем

Почти целый день общался с Маратом Рауфовичем Рахматулиным. Обсуждали вечные проблемы: как быть нашей фирме дальше.

Нам уже исполнилось 18 лет, а вопросы остаются всё те же:

– где достать денег;

– где найти сотрудников;

– как сделать интересными наши сайты;

– как продвинуть онлайн-книгу «Курить, чтобы бросить!» (о ней должны узнать миллионы, реклама очень дорога, а книга бесплатна);

– как сохранить жизнь нашим цветам.

Удалёнка удалёнкой, а цветы поливать надо. Жалко, если погибнут.

Этих вопросов (как нам развиваться и как  достичь успеха) — сотни, если не больше. И я знаю на них ответ — надо  найти талантливых людей:

– человек 5-6, чтобы они привели (каждый — по 5-6 авторов, которых будет интересно читать);

– человек 5-6 талантливых программистов, которые смогут сделать наши сайты отлично работающими.

Просматривал свой дневник второго года жизни фирмы и вижу: всё повторяется.

Вроде в нашей стране многое изменилось, но стабильными остались:

– коррупция;

– демагогия;

– бюрократия;

– начётничество;

– враньё.

Необходимо принимать условия игры. Экономического успеха можно добиться, если начать давать взятки (откаты). А я не хочу.

Вот в «Ашане» взяли для себя железным правилом ни за что никому никаких взяток не давать.

Не помню, в каком это городе было, но  то, что было, это точно. Не могли несколько лет открыть «Ашан». Никак не  выдавали разрешения на энергоподключение. Хотели взятки.

Кому от этого было плохо? Всем:

– жителям города;

– экономике России;

– производителям.

Collapse )
Шахиджанян

Завтра

Так получилось, что целый день вспоминал детство и юность.

С детства я был всегда и всем должен. Говорю о деньгах.

У своих одноклассников я брал копеечки, чтобы купить ириску или пирожок в нашей столовой.

Я постоянно ходил в стоптанных, рваных ботинках (они всегда просили  каши), в протёртой до дыр на локтях куртке, старых пальто и рваных  перчатках.

Денег на одежду
 никогда не было.

Всё латалось, перелицовывалось и всегда выглядело бедным.

Я этого стеснялся.

Тем не менее, я ходил в театры. Меня пропускали бесплатно. Всегда находились какие-то знакомые.

Даже переехав в Москву (было мне уже 23 года), я одевался бедно.

Сначала стеснялся этого, а потом сказал:

Да плевать мне на всё.
 Как одет, так и одет.
    

Я мог сидеть в девятом ряду партера Большого театра в стоптанных  ботинках, протёртых брюках, в рубашках с вытертыми воротничками и  наслаждаться балетом.

Я брал хорошеньких девушек, водил их по театрам, в Дом кино, в Дом  архитекторов, в Дом композиторов, в Дом литератора и ничуть не стеснялся  своего внешнего вида.

Наоборот, я этим бравировал, как сейчас бравируют, покупая и надевая рваные джинсы.

Иногда я вёл себя безобразно. Получал гонорар и позволял себе дорогой ужин в каком-нибудь ресторанчике.

И, в общем, весь мой гонорар уходил на этот ужин.

С тех пор прошло пятьдесят восемь. Нет, шестьдесят лет. Да-да, это  было шестьдесят лет назад, а я отлично помню свои походы в кафе  «Националь», заведение «Синяя птичка» и молодёжное кафе на улице  Горького.

Collapse )
Шахиджанян

Через онанизм — к «СОЛО на клавиатуре»

Придумал хорошую вещь: написать во все театры России письмо о курении.

Мол, в вашем театре треть актёров и сотрудников курит, порекомендуйте им онлайн-книгу «Курить, чтобы бросить!». Они прочтут, перестанут себя травить, меньше будут болеть — лучше станут работать.
      

В России около тысячи театров.

Театры вниманием не избалованы.

В интернете у каждого театра есть своя страничка.

И я поручил эту работу Валерии Вадимовне Мартемьяновой.

Collapse )
Шахиджанян

Самозабвенность

Незнакомка из Уголка Дурова.

Мне запомнился её голос: участливый, мягкий, выразительный и проникновенный одновременно.

Все, кто работают в Уголке, создают потрясающие вещи.

Спектакли, которые запоминаются человеку на всю жизнь.

У многих москвичей знакомство с театром, с цирком начинается с Уголка.

И самозабвенно трудятся здесь все, какой бы пост не занимали.

Жду Вас на своём сайте!

Если Вы курите, прочтите мою книгу «Курить, чтобы бросить!»

Шахиджанян

Укротитель

В театре Дурова я снял и Евгения Алексеевича Никитина.

Показывал снимок многим знакомым и говорил: «Великий укротитель  леопардов». Все вглядывались в его лицо: «О, такой может укротить кого  хочешь».

Жду Вас на своём сайте!

Если Вы курите, прочтите мою книгу «Курить, чтобы бросить!»

Шахиджанян

Ничто не проходит бесследно

Настроение отвратительное. Вроде, от больничных дел отошёл. В  воскресенье даже погулял с доктором Дмитрием Анатольевичем вокруг  Егерского пруда.

Первый круг дался с трудом. Но ведь дался!

Нельзя уходить в болезнь. Плохо себя чувствуешь психологически,  устал, — отвлекайся, переключайся, займись другим делом, но не  останавливайся на плохом, на собственных переживаниях.

Второй круг дался легко, и шёл я довольно бодро.

Спады и взлёты необходимы. Не будь спадов, не будет и взлётов. Мы  плохо знаем, как работает наш мозг, и об этом я долго говорил с  нейрохирургом Дмитрием Анатольевичем. Он-то почти каждый день имеет дело  с черепной коробкой и с тем, что в ней заключено.

Вечером в субботу раздался звонок от моего бывшего студента, владельца и главного редактора большого газетного холдинга:

— Маму положили в больницу. Инсульт. Крупный, обширный. Что делать?

Всё в этой жизни переплетается.

Я спросил, в какую больницу поместили Лидию Васильевну— так зовут  маму моего студента. Оказывается, в 81-ю, положили сразу в реанимацию. К  ней не пускают. Раньше это было строго-настрого запрещено — навещать  родных в реанимации, но совсем недавно Министерство здравоохранения  разрешило.

Collapse )
Шахиджанян

Я знал её девочкой

Ирина Валентиновна Захарова, директор театра Камбуровой. Ко мне отнеслась с особым вниманием.

— За что такие почести? — спросил я.

— Ну как же, я же вас знаю с детства! Я дочь Валентина Гнеушева.

И тут мне всё стало ясно. С Валентином Гнеушевым я знаком почти сорок  лет. Это великий режиссёр эстрады и цирка, постановщик многих  потрясающих номеров, ставших классикой советского и русского цирка. Как  пересекаются судьбы!

Жду Вас на своём сайте!

Шахиджанян

Будущая звезда

Замечательный парень. Жизнерадостный, активный, общительный и непосредственный. Зовут Ильёй, фамилия — Синкин. Он сын главного музыкального руководителя театра Камбуровой.

— Я хочу стать профессиональным музыкантом и много занимаюсь. В театре ко мне все хорошо относятся. Больше всего мне нравится бывать на репетициях.

Кто знает, лет через двадцать имя его прогремит, и будет любопытно посмотреть, каким он был в детстве.

Жду Вас на своём сайте!

Шахиджанян

Тень

Эти тени мне близки: Марат Рауфович слева, а справа я. Помню, в детстве любил играть в тень: встать так, чтобы она выросла, сделать несколько шагов, помахать руками, изобразить собаку…

В детстве хотелось убежать от собственной тени. Что-то магическое, странное виделось мне в тёмном силуэте.

Став взрослым, попав в театр комедии, где главным режиссёром был Николай Павлович Акимов, посмотрел спектакль «Тень» по пьесе Евгения Шварца. Великий драматург написал пьесу по мотивам сказки Андерсена.

Каждый раз, когда вижу тень, вспоминаю Шварца и Андерсена.

Жду Вас на своём сайте!