Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Шахиджанян

Чёртова дюжина

Обычный день.

Вчера провёл трансляцию. И, конечно, устал чуть больше, чем в другие дни. Сегодня всё делал медленно.

Медленно вставал, медленно отвечал на письма, медленно говорил по телефону, медленно готовил завтрак и медленно его поглощал.

Ритм сменился после разговора по телефону с Игорем Владимировичем Гончаровым (он же Ружейников).

Collapse )
Шахиджанян

Не вещи, а моменты

Тема сегодняшней трансляции простая:

Собирать не вещи,
 а моменты.

Вёл трансляцию и гордился собой. Вот вчера была операция (как продвинулась медицина!), а сегодня уже веду трансляцию.

Вспоминал яркие моменты моей жизни:

  • знакомство с Григорием Львовичем Рошалём;
  • работу на заводе «Вибратор» в качестве прессовщика;
  • первые шаги в журналистике (газета «Смена», «Комсомольская правда», «Учительская»);
  • создание студии «Юнфильм» при Ленфильме (из подростков потом выросли настоящие мастера киноискусства)…

Чем больше я говорил, тем больше ярких моментов вспоминалось. И я  понимал: мне в жизни везло, мне встречались потрясающие люди, и они  помогали мне.

Помню, как меня поддерживал Георгий Михайлович Бальдыш (редактор  газеты «Смена»), Фрижетта Гукасян (редактор Ленфильма), Исаак Шварц  (композитор), Леонид Николаевич Новиков (руководитель юношеской  театральной студии).

Мне везло!

Иногда меня спрашивают, почему я играю в такого доброго, благородного  старца, стремящегося всем и всегда помочь. На это отвечаю вполне  искренне:

Ничего я не играю. Я просто отдаю долги.
    

Огромное количество людей в сложные мои годы (подростковый возраст,  юношество, начало взрослой жизни) поддерживали меня. Теперь других  поддерживаю я.

Вот на эту тему я и говорил в прямой трансляции.

Трансляция шла около двух часов, сократим её до часа, и может быть, будет любопытно её послушать нашим постоянным читателям.

Collapse )
Шахиджанян

Предлог для отказа

Вроде бы я договорился, что завтра мне сделают КТ (компьютерную томографию) лёгких.

У моих знакомых возникли сомнения, есть ли у меня коронавирус: может, просто я простыл, небольшой бронхит.

Окончательно это может показать только КТ.

А с ней много проблем.

В нашей поликлинике, что близко к дому, КТ не делают.

В больнице (тоже рядом с домом) на коронавирус не проверяют.

Надо ехать или в 64-ю поликлинику, что недалеко от метро  Преображенская, или в Новогиреево. При этом необходимо иметь  направление. Вот мне его вчера и выписали.

Чем занимался сегодня? Читал письма, искал новые материалы для «Учимся говорить публично». Я хочу основательно переделать курс.

Собрал большое количество газетных и журнальных вырезок на эту тему, но все они в офисе.

И я, и Н.С. Черняев всё оттягиваем начало работы над новым вариантом  «Учимся говорить публично». Чем дольше оттягиваем, тем сложнее будет  начать.

Чувствую, что могу научить любого человека говорить. Только ученику  надо проявить терпение, прилежание и честно выполнять все задания.

Студенты, с которыми я занимался курсом «Учимся говорить публично»,  отмечали, что они стали говорить в два раза лучше (если сравнивать их  речь до и после прохождения курса).

Так должно быть и у нас.

Поэтому, конечно, в первом упражнении (этюде) должна быть речь, записанная участником курса о себе.

Н.С. Черняев (и его поддерживает М.Р. Рахматулин) мне говорит:

Collapse )
Шахиджанян

День зарплаты — грустный день

Чувствую себя средне.

Утверждать, что болен, — не хочу.

Заявлять, что здоров, — тем более.

Появилась отрыжка после еды.

Несколько лет назад у меня что-то подобное было. Тогда достаточно  было сходить к хорошему гастроэнтерологу, точно выполнить его  предписания, исключить из рациона солёное, жирное, печёное, начать  поглощать еду маленькими порциями — и всё наладилось.

Пытаюсь так делать сейчас.

Не налаживается.

Правда, в основном я ем холодное.

Исключение — гречневая каша. Мне привозят её из кафе «Муму», я разогреваю.

Люблю гречку. У всех она снижает сахар, а мой сахар после гречки подскакивает. Всё не как у людей!

Вроде наша фирма привыкла работать на удалённом доступе.

Поработал с Маратом Рауфовичем Рахматулиным: дневник продиктовал,  письма написал, материал отредактировал. А ещё мы обговорили общие дела  по фирме и оперативно решили все зарплатные дела.

Для всех на фирме зарплата — радостный день. Почти за 20 лет мы ни разу её не задержали.

А для меня день зарплаты — грустный день.

Самый большой расход —
 это зарплата.

Всех деталей наших финансов раскрывать не хочу и не могу (да и не  надо), но вынужден констатировать: зарабатываем мы меньше, чем тратим.

Как живём?

А был период, когда мы смогли обрасти небольшим жирком. Вот этот жирок потихоньку сейчас и тает.

Есть у меня надежда на корпоративных солистов.

Мы нужны всем. Банкам — в первую очередь. Но сотрудники банков этого не понимают.

Я написал несколько писем по этому поводу Андрею Леонидовичу Костину (ВТБ).

Collapse )
Шахиджанян

Отчего, почему — я не пойму

Проснулся, а вставать не хочется.

Подташнивает.

Неужели я заболел серьёзно?

Нет-нет, дурные мысли надо гнать.

Подумаю лучше о хорошем: о курсе «Учимся говорить публично» или об откликах на онлайн-книгу «Курить, чтобы бросить!».

Collapse )
Шахиджанян

Дай взятку, дай взятку

Чувствую себя отвратительно.

Это в детстве я считал: хорошо болеть, все вокруг тебя носятся, все  тебе желают поправиться и спрашивают, не надо ли что-то сделать.

Мы жили с мамой в большой коммунальной квартире, и если кто-то  заболевал, особенно дети (детей в квартире было пятеро), то соседи  пытались как-то помочь: сходить в аптеку, в магазин, почитать книгу,  убраться в комнате, принести что-нибудь вкусненькое.

Мама работала, и по уходу за больным бюллетень не выписывали. Единственное — когда я болел, маму раньше отпускали с работы.

Ты лежишь целый день и ждёшь, когда же придёт мама.

Соседи, конечно, люди хорошие, добры, заботливые, но приход мамы — это всегда невероятная радость.

Помню, болел корью. Затемнённый свет. Сладкий чай на стуле рядом с кроватью. Голос мамы: «Ты скоро поправишься, не бойся».

И вот ведь она, психология ребёнка: я и не боялся. Мало того, вёл себя как садист. Всё время терроризировал маму вопросами:

«А что будет, если я умру?»
«А как меня похоронят?»
«А будешь ли ты плакать?»
«А что скажут мои друзья?»

Я это отлично помню. Мне было 7-8 лет.

В болезни что хорошо?

В школу не надо ходить — раз.

О тебе все заботятся — два.

Ты можешь спать сколько хочешь — три.

А ещё можно много читать. Книги мама, несмотря на скудную зарплату,  покупала всё время. И у нас постепенно набралась приличная библиотека.

…Обо всём этом я вспоминаю, пока измеряю температуру, принимаю лекарство, готовлю чай.

Коронавируса боюсь.

Нахожу у себя тысячу симптомов проявления этой болезни.

Collapse )
Шахиджанян

Война и я (Часть 13)

Ближе к Победе стали открываться один за другим кинотеатры, и мы с мамой часто ходили кино.

Кинотеатр «Арс» на улице Льва Толстого. Кинотеатр «Молния» на Большом  проспекте. А иногда ездили на Невский: смотрели фильмы в «Октябре» и  кинотеатре «Художественный».

Ленинград, Невский проспект, кинотеатр "Художественный" 

После окончания войны часто крутили так называемые трофейные ленты:  «Сестра его дворецкого», «Весенние дни», «Девушка моей мечты», «Петер»,  «Приключения Робин Гуда», «Сто мужчин и одна женщина», «Индийская  гробница».

Это поразительно!

Люди жили в перенаселённых коммунальных квартирах, многим доставалось  жильё в подвалах и полуподвалах, денег не хватало, одевались бедно,  жили трудно… Но пошли в кино, а там красивая жизнь, музыка, чудесные  артисты. И, как правило, счастливый финал.

Два часа радости.

Два часа мечтаний.

Два часа, когда забываешь о безденежье и других проблемах в жизни.

Мама любила кино и часто меня брала с собой.

Я отлично помню, что мы смотрим какой-то фильм, и вдруг объявляют  воздушную тревогу, и все покидают кинотеатр, а потом объявляют о конце  воздушной тревоге — и все возвращаются в зал.

Что любопытно, когда мы работали с Ю.В. Никулиным над книгой «Почти  серьёзно…», он мне рассказывал о таких случаях: как в Ленинграде мы  смотрели кино, объявляли воздушную тревогу, и он уходил из кинотеатра.  Вполне возможно, что мы сидели рядом.

Вполне возможно…

Многие кинотеатры в годы войны были закрыты, а ближе к Победе начали один за другим открываться.

Collapse )
Шахиджанян

За здоровье двадцатипятитысячного!

Из дневника за 12 марта.

Сегодня памятный день!

Сегодня замечательный день!!

Сегодня удивительный день!!!

На сайте «Курить, чтобы бросить!» появился двадцатипятитысячный читатель.

Мы решили это событие отметить. На двух машинах М.Р. Рахматулин, Н.С.  Черняев, В.А. Коваленко, С.А. Захаров, Д.А. Кальченко и я отправились в  ресторан «Ноев ковчег».

Collapse )
Шахиджанян

ЕБЖ

Ночь с четверга на пятницу практически не спал.

Болел правый глаз. Было ощущение, будто кто-то проткнул его и крутит  там небольшой отвёрткой. Глаз ныл, пульсировал. Если его закрыть и  придерживать ладошкой, то легче.

С утра позвонил своему офтальмологу Любови Васильевне Василенковой.  Она посоветовала не терять времени и ехать в отдел неотложной глазной  помощи.

Марат Рауфович меня довёз. Там доктор лихо вывернул веко, мгновенно  нашёл песчинку, удалил её, и я сразу почувствовал облегчение.

Меня предупредили, что сутки глаз может продолжать болеть. Мне  выписали капли — закапывать в глаз — и гель — смазывать веко. Через  двадцать минут боль, к сожалению, появилась опять.

К вечеру, ещё в офисе, у меня поднялась температура: сначала 37,2,  потом 37,5, а сейчас, когда пишу эти строчки уже дома — 38. Надеюсь, к  утру всё пройдёт.

Вчера, когда с Николаем Сергеевичем раздавали открытки и визитки с приглашением зайти на сайт «Курить, чтобы бросить!», видимо, я простыл.

Чувствую себя разбитым. Надо лечиться. Мне помог Марат Рауфович — он  съездил в магазин и выполнил несколько бытовых поручений. Спасибо ему  огромное.

В офисе говорил с Николаем Сергеевичем Черняевым и Вадимом  Александровичем Коваленко. Договорились, если поправлюсь, во вторник  отметить праздничным ужином двадцатипятитысячного читателя онлайн-книги «Курить, чтобы бросить!».

Через две недели можно праздновать шеститысячный выпуск дневника.

Шесть тысяч записей!

Collapse )