Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Шахиджанян

Собирайте не вещи, а моменты

Это странно (и я в это не верю), но, кажется, я заболел.

Хожу по квартире, размышляю о жизни и с каждым часом чувствую себя всё хуже и хуже.

Вроде бы пока работать могу.

Ответил на 70 писем, продиктовал дневник и две небольших заметки.

Вечером померил температуру — 37,5.

Collapse )
Шахиджанян

Учёный под подозрением

Сегодня узнал, что у директора физического института им. Лебедева,  члена-корреспондента РАН Николая Колачевского на работе и дома провели  обыск.

С Николаем Николаевичем я знаком. Это умный энциклопедически образованный добродушный человек с хорошим чувством юмора.

Не верю, что он преступник.

Вполне допускаю, что он нарушитель каких-то правил, связанных с  арендой помещений, бухгалтерских требований и уверен, что если это и  делалось, то не в целях личного обогащения, а чтобы легче жилось  институту и его сотрудникам. Любому администратору приходится искать  обходные пути, чтобы обеспечить нормальное функционирование своего  предприятия, творческой организации, учебного заведения и т.д.

В своё время я предлагал Николаю Николаевичу приобрести "СОЛО на  клавиатуре" для всех сотрудников института, но не смог убедить его в  полезности моего предложения. Мы встречались, несколько раз говорили по  телефону, вели небольшую переписку и лично у меня сложилось ощущение,  впечатление, что это человек честный, увлечённый, талантливый и  порядочный. Жаль, если я ошибаюсь.

Жаль, если будут предъявлены обвинения. Жаль, если он будет судим.

Жду Вас на своём сайте!

Шахиджанян

Уши в пол-литровой банке


Юрий Владимирович Никулин сидит.

Слева от меня, в генеральской форме, — Юрий Иосифович Ройкеев. А за ним человек в очках, Борис Иванович Щербаков. 

Уникальная фотография.

На всё происходящее грустно смотрит клоун (плакат на стене). На столе у Никулина — «Сказки».

Однажды я привёл к Юрию Владимировичу своего приятеля, Бориса  Ивановича Щербакова, работавшего тогда на фирме Hewlett Packard.  Он возглавлял отделение этой знаменитой американской фирмы в России.  (Ныне Борис Иванович трудится на фирме Dell.)

А вот человек в генеральской форме — особый.

Он выдавал себя за действующего генерала. Хвалился дружбой  с министром МВД, говорил, что свободно входит в самые высокие  начальственные кабинеты, рассказывал о том, как его посадили  (естественно, был оговор, подстава) и как чудом он отстоял свою правоту  и доказал невиновность.

У нас с генералом с первой встречи была взаимная неприязнь. 

Юрий Владимирович время от времени меня спрашивал, почему  я недоброжелательно отношусь к его новому знакомому, Юрию Осиповичу  Ройкееву.

— Юра, твой Ройкеев мне кажется жуликом, нечистоплотным, — честно  признавался я, — и добавлял: — Позвони его начальникам, попробуй что-нибудь узнать. Боюсь, что я окажусь прав.

На это Никулин мне отвечал: 

— Ну как ты можешь не верить людям! Он же приезжает ко мне в цирк на особой машине, с ним всегда два-три охранника… Он всегда готов мне помочь.

Я отвечал:

— Охранники похожи на паханов. А что касается помощи, он только обещает, но до сих пор так ничего и не сделал.

Collapse )
Шахиджанян

СХУ – с ним борюсь. Из дневников

Хочется закрыться от всех: не брать телефон, не проводить собеседований, не ходить на работу. Словом, хочется отдыхать. СХУ – синдром хронической усталости.

Усталость радостная. Я же занимаюсь любимым делом. Каждый день получаю положительные эмоции. И это все происходит, несмотря ни на что и вопреки всему.

Сегодня снова вспомнил о ФСИНе – федеральной системе исполнения наказаний.

Не удалось мне их уговорить приобрести «СОЛО на клавиатуре» для того, чтобы они могли обучить сотрудников и тех, кто находится в заключении. Да-да, речь об осужденных. А также о тех, кто томится в ожидании суда в различных СИЗО. Мы ужасно относимся к подследственным. Суда ещё не было, никто не доказал ещё, что человек виноват, а его уже унижают, третируют и подвергают пыткам.

Разве это не пытка: спать в три смены, находиться в камере с тридцатью пятью сокамерниками в помещении, рассчитанном на двенадцать человек? Все нормы нарушаются.

Конечно, СИЗО – не санаторий, никто не спорит. Но человеческое достоинство унижать не надо. Наоборот, в подследственном и даже в осужденном нужно поддерживать всё человеческое. Поддерживать веру, что всё может стать лучше.

На каторгу был отправлен человек. На каторгу. С ним обращались тяжело, но, к счастью, не сломали. Он вышел из заключения и написал прекрасную повесть. И стал известен в России. Прошло время, и его начали называть совестью России. И сегодня его произведения изучают в школе. Да-да, я говорю о Фёдоре Михайловиче Достоевском.

Никакого злорадства по поводу А. А. Реймера я не испытываю. Скорее, наоборот – чувство грусти. Если такое возможно в стране, то о каком порядке, о какой честности, о каком доверии к большим чиновникам может идти речь?..

Главный тюремщик – взяточник.

Главный тюремщик – коррупционер.

Впрочем, надо остановиться.

А вдруг суд не докажет?

А вдруг это чья-то провокация?

А вдруг это подковёрные игры?

В нашей стране ведь был 1937 год. Двадцать миллионов граждан СССР были отправлены в тюрьмы и лагеря.

Двадцать миллионов!

Какие-то грустные у меня рассуждения. Наверное, сказывается погода.

Не хочется ни о чём писать. Синдром хронической усталости.

Высплюсь и завтра напишу лучше.

Жду Вас на своём сайте!