Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Шахиджанян

Спасибо, нам не надо

Моя квартира захламляется всё больше и больше.

Пакеты, пачки книг, письма, папки, рукописи — всё это в странном  порядке-беспорядке лежит на кухне, в коридоре, в комнате, которую я  называю библиотекой, в кабинете (там же я и сплю) и в гостевой.

Время от времени смотрю на папки с блокнотами, дневником, записями,  сделанными 40, 50, 60 и даже 70 лет назад. Раньше думал: вот постарею  займусь разборкой архива.

Двадцать лет назад формально вышел на пенсию. До архивных записей руки не дошли.

Единственное, что привёл более или менее в порядок, — это фотографии. Жизнь заставила. Мы отбирали фотографии для программы «СОЛО на клавиатуре».

Любопытно, как рождаются идеи. Сначала в «СОЛО на клавиатуре» никаких  фото не было. Потом возникло желание показать себя и людей, с которыми  был связан.

А однажды пришла идея: что если дать фотографии — начиная с детских  лет и по сегодняшний день? Ученикам же всегда интересен учитель, они и  посмотрят, как я по мере выполнения заданий старею.

Сказано — сделано.

Прошло время, и я всё поменял. Вначале даю фотографии последних лет, а  с выполнением каждого следующего урока я молодею и к концу курса  становлюсь десятилетним мальчиком. По-моему, хороший ход.

Читал новости в интернете. Всё больше и больше нас стращают коронавирусом.

Он невидим.
Он неуловим.
Он всюду.  

Его надо бояться (много смертей).

И я верю, что он ужасен, и продолжаю находиться на самоизоляции.

Collapse )
Шахиджанян

Война и я (Часть 8)

Зима. Ночь. 1943 год.
А может быть, зима, ночь, 1944-й?

Мне ещё нет и пяти лет, но многое понимаю и многого боюсь. А если точнее и честнее: многого не понимаю и всего боюсь.

Коммунальная квартира на Ждановской улице. В квартире несколько комнат. Они пустуют — все соседи умерли.

Хотя нет, не все умерли. Соседи из двух комнат уехали: один человек — на фронт, а одну семью эвакуировали.

В коммунальной квартире мы с мамой единственные жильцы.

В нашей небольшой комнате холодно. Буржуйка давно остыла, топить нечем.

Мама уложила меня спать, а сама что-то вышивала мережкой.

С потолка свисал фонарь. Да-да, не люстра, а голубоватый светильник  из стекла в виде фонаря. В целях затемнения (светомаскировки) даже  простые лампочки в Ленинграде красили в синий цвет. И наш фонарь был  синего цвета.

Я панически боялся темноты. Нередко просыпался: если в комнате темно, начинал плакать и снова заснуть не мог. Страшно.

Это я сегодня понимаю, почему боялся и так себя вёл, а тогда просто  истерикой реагировал на темноту. Мне нужно было, чтобы мама — рядом,  чтобы я её ощущал, чувствовал, осязал.

Обычно она, положив руку на мой лоб, что-то рассказывала. Я её слушал и засыпал.

После наступления определённого часа зажигать в квартирах свет  категорически запрещалось. Светомаскировка! Мама из двух зол выбирала  меньшее. И, чтобы я заснул, а не плакал, рисковала — не выключала свет.

Я лежу в кровати, мама рядом, свет горит.

Collapse )
Шахиджанян

Изоляция?

Из дневников. 

Коронавирус в разгаре.

Пожар, сжигающий всё на своём пути. Среди жертв коронавируса люди  молодые, среднего возраста и старые. Вот и Александр Радов (мы знакомы с  ним более двадцати лет) подхватил коронавирус.

Среди них Я начинаю сомневаться — может быть, действительно это страшно?

Очередные сложности с фирмой.

Вроде сегодня было много оплат по «СОЛО на клавиатуре».  И новеньких пришло много — 216 человек. Я радовался, когда было 150,  восхищался при 170, восторгался, если новеньких оказывалось 200, а тут  216.

Потрясающе!

Новый указ мэра — не выходить на улицу, сидеть дома.

И-зо-ля-ци-я!

Неужели придётся всех переводить на удалёнку? Мы же на этом много потеряем.

— Да не бойтесь, Владимир Владимирович, — объяснял мне М.Р.  Рахматулин, — ничего мы не потеряем. Наоборот, приобретём. У всех есть  компьютер, интернет, телефон. В любом случае можно посмотреть, кто  сколько и чего сделал за день. Мы только выиграем от удалёнки. Людям  будет скучно, и они начнут работать больше.

Я слушал и, как говорится, верил и не верил.

Провёл трансляцию ВКонтакте. Как всегда, в её организации мне помог В.А. Коваленко.

В Санкт-Петербург уехал Н.С. Черняев. Он объяснил Марату Рауфовичу,  что ему трудно всё время быть одному дома, а в Питере родные, близкие.  Он нужен им, а они — ему. А работать на удалёнке — хоть из Москвы, хоть  со Шпицбергена.

Collapse )
Шахиджанян

Никулин и массовка

Не удивляйтесь, в заголовке «массовка», а на снимке всего лишь один человек из массовки.

В Черняховске, под Калининградом, снимался фильм «Двадцать дней без войны».

Сначала делался групповой снимок.

Садился Юрий Владимирович Никулин, а вокруг него человек сорок  солдат-срочников, принимающих участие в съёмках «Двадцати дней без  войны».

А потом — началось.

— Юрий Владимирович, — обращался кто-то из солдат, — а можно с вами отдельно?

— Ну давайте, — соглашался Никулин.

Несколько секунд уходило на то, чтобы сфотографироваться вместе.

Но сразу шёл поток:

— А со мной?

— А со мной?

Никулин снимался со всеми, и на это уже уходило не четыре-пять секунд…

Жду Вас на своём сайте!

Шахиджанян

«Курить, чтобы бросить!» Допишу!


Три дня, а писать по большому счёту и нечего. Как это обычно и  бывает, пятница, суббота и воскресенье объединились в один день, а  точнее сказать – в одну строчку: спал, ел, гулял, говорил по телефону,  диктовал дневник, отвечал на письма и много читал материалов и  интернете. А ещё писал очередную главу книги «Курить, чтобы бросить!».  Напишу абзац — и тут же вычёркиваю. Снова пишу — и снова вычёркиваю. За  три дня написал две с половиной странички. Иногда идёт легко, свободно,  как будто тебе кто-то диктует, а порой, как в эти три дня, сплошные  мучения.

Книгу «Курить, чтобы бросить!» допишу!

В России обычно август — самый тяжёлый месяц. Я имею в  виду различные катаклизмы, аварии, крушения, взрывы, дефолты и прочие  катастрофы. А тут в июле недалеко от Норвегии погибли моряки. И  посмертно им дали награды. Наверное, я абсолютно не прав, но, на мой  взгляд, посмертно не надо давать награды. Это трупы. Другое дело —  увековечить память: поставить памятник, издать книгу, снять фильм,  провести цикл передач по ТВ. И конечно, всячески помогать семьям  погибших. Пожизненно. Детям, жёнам, матерям, отцам — максимальную  заботу.

Collapse )
Шахиджанян

Уши в пол-литровой банке


Юрий Владимирович Никулин сидит.

Слева от меня, в генеральской форме, — Юрий Иосифович Ройкеев. А за ним человек в очках, Борис Иванович Щербаков. 

Уникальная фотография.

На всё происходящее грустно смотрит клоун (плакат на стене). На столе у Никулина — «Сказки».

Однажды я привёл к Юрию Владимировичу своего приятеля, Бориса  Ивановича Щербакова, работавшего тогда на фирме Hewlett Packard.  Он возглавлял отделение этой знаменитой американской фирмы в России.  (Ныне Борис Иванович трудится на фирме Dell.)

А вот человек в генеральской форме — особый.

Он выдавал себя за действующего генерала. Хвалился дружбой  с министром МВД, говорил, что свободно входит в самые высокие  начальственные кабинеты, рассказывал о том, как его посадили  (естественно, был оговор, подстава) и как чудом он отстоял свою правоту  и доказал невиновность.

У нас с генералом с первой встречи была взаимная неприязнь. 

Юрий Владимирович время от времени меня спрашивал, почему  я недоброжелательно отношусь к его новому знакомому, Юрию Осиповичу  Ройкееву.

— Юра, твой Ройкеев мне кажется жуликом, нечистоплотным, — честно  признавался я, — и добавлял: — Позвони его начальникам, попробуй что-нибудь узнать. Боюсь, что я окажусь прав.

На это Никулин мне отвечал: 

— Ну как ты можешь не верить людям! Он же приезжает ко мне в цирк на особой машине, с ним всегда два-три охранника… Он всегда готов мне помочь.

Я отвечал:

— Охранники похожи на паханов. А что касается помощи, он только обещает, но до сих пор так ничего и не сделал.

Collapse )
Шахиджанян

Зависимость


Владимир Собина, Суворовское училище, заместитель по учебной части Владимир Абрамович Собина. От этого человека, может быть, зависит судьба мира.

Большинству, я уверен, Владимир Абрамович неизвестен. Должность у него обычная: заместитель по учебной части в Суворовском училище.

А это значит, от него зависит, чему и как будут учить будущих генералов. И от того, как и чему их научат, зависит поведение этих генералов.

А следовательно (цепочка продолжается), зависит развитие мира. Генералы взаимодействуют с вооружёнными силами других стран и пока ещё многое определяют в нашей жизни. Ну а если коротко и точнее, всё это можно высказать в одной фразе. Нет, пожалуй, в двух.

Первая. Все мы зависим друг от друга.

И вторая. Все мы обречены на влияние друг на друга, все мы одарены влиянием друг на друга.

Жду Вас на своём сайте!
Шахиджанян

Моё вам сочувствие!

Сегодня получил несколько писем от военных.

Одно из Саратова. Второе – из моего родного города Санкт-Петербурга. Третье – из Калининграда.

Так бывает – вдруг сойдётся несколько посланий. Эти письма объединяет то, что авторы их – военнослужащие.

И все благодарят меня за программу «СОЛО на клавиатуре». И все трое спрашивают, почему этому навыку не учат в военных институтах и академиях, почему большинство военнослужащих, не только офицеров, но и старшин не владеют десятипальцевым методом, хотя заняты канцелярской работой?

Что я могу написать в ответ? Только одно – я тоже не понимаю, почему так происходит.

Много раз я бывал в здании Министерства обороны. У каждого человека на столе компьютер – стационарный или ноутбук. И все сотрудники используют компьютер в работе. И никто, кроме специальных наборщиц (такие тоже есть), не владеет слепым десятипальцевым методом. Это в центральном аппарате, в министерстве. То же самое во всех подразделениях.

Я направил письмо Шойгу С. К.

Получил довольно быстрый ответ: спасибо, нам не надо, если возникнет необходимость, мы к вам обратимся. Таков смысл. Кроме того, мне сообщили, что в учебных целях для профессиональных радистов используется своя программа, разработанная военными.

В своё время я писал Сердюкову А. Д, который возглавлял Минобороды до Сергея Кужугетовича.

И от военного ведомства получал почти такие же ответы. Бюрократизм стойкий. Крепкий. Сокрушимый ли?

Что любопытно, свой дневник я публикую с полугодовым разрывом. И сейчас, когда готовлю публикацию, я получил ещё один ответ из военного ведомства. Подписал письмо один из заместителей министра. Высокий уровень, солидный чин. Заместитель министра поблагодарил меня за внимание и сообщил, что если я готов передать программу на безвозмездной основе, то они готовы этот дар принять и начать обучение.

И тут я вспомнил строчки, которые читал в газете «Ведомости»:

«При военном бюджете России (речь идёт о расходах 2016 года) в 3,14 триллиона рублей сокращение расходов достигнет 160 миллиардов рублей, пишут "Ведомости" со ссылкой на источник, близкий к Минобороны».

Да, понимаю. Денег на «СОЛО на клавиатуре» нет.

Мы ответили заместителю министра, что готовы предоставить безвозмездно «СОЛО на клавиатуре» для всего аппарата, для всех сотрудников Министерства обороны. Я знаю, если в центральном аппарате научатся набирать слепым методом, автоматом начнётся продвижение программы во всех военных институтах, академиях, военных округах и так далее.

Польза будет.

Отдачу почувствуют сами военные.

Согласятся ли они с моим предложением?

Посмотрим!

Хотя, конечно, если даже в администрации президента и в совете министров Российской Федерации практически никто не владеет слепым методом, то почему в военном ведомстве должно быть иначе?

Я говорил на эту тему с Вениамином Фёдоровичем Яковлевым, советником президента.

Он согласился со мной, что хорошо бы внедрить программу в полиции, во ФСИНе, в ФСКН, а также среди судебных приставов, в нотариальных конторах, в судах, в прокуратуре и других учреждениях, связанных с правоохранительных органами.

Не знаю, набирают ли в канцелярии президента РФ сотрудники слепым методом. Думаю, что нет. Я имею в виду:

Кобякова Антона Анатольевича (руководитель канцелярии);

Голублева Александра Михайловича (заместитель руководителя);

Мишенева Александра Степановича (заместитель руководителя);

Столкова Дмитрия Сергеевича (референт);

А также сотрудников в Департаменте правовых актов и в Департаменте по документообороту.

Из дневников


Жду Вас на своём сайте!