?

Log in

No account? Create an account

Живой журнал Владимира Шахиджаняна

Жизнь - это творчество.

Категория: авиация

Хамство в аэропортах
Шахиджанян
vvshah

Совсем недавно я вернулся из Италии и на паспортном контроле получил щелчок по носу.

Вся история будет понятна, если Вы прочтете мое обращение к генерал-лейтенанту Мочалову Владимиру Вадимовичу, отвечающему за работу пограничников в аэропортах.

Зачем я это все пишу?

А затем, чтобы призвать всех, что если кто-то из должностных лиц с нами ведет себя по-хамски – нужно на них жаловаться, тогда хамства станет меньше.

Уважаемый Владимир Вадимович!

6 октября я прилетел из Рима в Шереметьево, перелёт проходил трудно, сложно, словом, изматывающе.

Пришлось встать в семь утра. Итальянские пробки по дороге в аэропорт, сдача арендованной машины, регистрация, огромные переходы в аэропорту, огромные очереди: на регистрацию, на паспортном контроле, на упаковке багажа.

Но все были предельно вежливо и все время просили прощения.

Вылет задержался на час.

Перелет.

Прилет.

Выход из самолёта и снова длинные переходы, и ни одного кресла, стула, чтобы присесть, нет тележек, чтобы положить на них ручную кладь и катить тележку.

Всё! Почти у цели. Пройдем паспортный контроль и можно получать багаж.

Я простоял приличную очередь на паспортном контроле (окошко 26 или 27, не помню точно), время действия в районе 19-20 часов вечера.

Мы должны были показать паспорт, то есть пройти паспортный контроль.

Сотрудница, в буквальном смысле этого слова, закрыла перед нами окошко, вышла из будочки и на мои вопросы: что случилось, почему закрылось окошко, не оглядываясь в мою сторону, не произнесла, а буркнула: «У меня кончилась смена».

- Простите, - спросил я, – как Ваша фамилия?

Меня не удостоили ответом.  И я вынужден был снова отстоять 20-минутную очередь.

Пройдя паспортный контроль, я попросил пригласить старшего по смене.

Через 10 минут старший по смене (забыл его имя и отчество) появился.

Я все рассказал и попросил назвать фамилию сотрудницы.

Это не в моей компетенции – был ответ – я позову Вам своего начальника.

Минут через 15 пришел начальник Кузнецов Александр Сергеевич.

Александру Сергеевичу я рассказал об этой ситуации, представился, что я журналист, психолог, преподавал 33 года в университете, являюсь жителем блокадного Ленинграда, сообщил, что плохо себя чувствую, устал. И попросил назвать фамилию сотрудницы, которая, на мой взгляд, вела себя некорректно.

Я думаю, полагалось: перед тем как закрыть свое окно за 10-12 минут предупредить людей, чтобы они не вставали в очередь, извиниться перед теми, кто стоял в очереди и, в крайнем случае (все-таки люди в форме), передвинуть нас к соседнему окошку, объяснив, что мы уже отстояли. Товарищ Кузнецов меня внимательно выслушал, и сказал, что самостоятельно он этот вопрос решить не может.

Офицер!

Майор!!

Старший по смене!!!

И он не мог решить вопрос – называть ему фамилию или нет?

Меня это удивило. Меня это огорчило.

Когда я прилетал в Италию, Германию, Англию, Францию со мной все были очень любезны на паспортном контроле. И вернувшись на родину я встретился с открытым хамством, мне продемонстрировали, что я никто и ничто.

Майор Кузнецов кому-то звонил и долго с ним говорил (минут 15, я снова ждал).

А потом он сказал мне, что ничем помочь не может, не имеет права называть фамилию.

Не имеет права называть фамилию, которая у каждого на бейджике?

Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

А внешне майор Кузнецов Александр Сергеевич симпатичный, приятный, славный, обаятельный человек. Но, как я понимаю, он действовал в рамках инструкции. В рамках того, что ему сказал человек по телефону. Кто это был – я не в курсе.

Вот, собственно, и все.

Жду Вас на сайте nabiraem.ru!