vvshah

Category:

Мой крик не был услышан

Как бесславно могла закончиться сегодня моя жизнь! Да, на девятом десятке.

Обидно было бы и грустно. Впрочем, обо всём по порядку.

Гулял вечером вокруг пруда, что недалеко от нашего дома.

Хорошая погода, тёплый вечер, у меня отличное настроение. Говорил по  телефону с Евгением Николаевичем Аревым и нарезал круги вокруг прудика.

Если мне встречались курильщики, я давал им визитки с приглашением зайти на наш сайт kurilbrosil.ru. Как правило, меня благодарили и обещали зайти.

А тут вдруг один мужик, увидев меня с визиткой, заорал:

— Иди отсюда на хрен! Чтоб я тебя больше не видел!

Неадекватный мужик.

Я на всякий случай интеллигентно извинился и ушёл.

Через полчаса я заканчивал прогулку и уже собирался идти домой. Меня  кто-то схватил за плечо. Оглянулся, а это тот же мужик, что орал на  меня. Ростом выше меня, плечи широкие, глаза безумные.

— Сейчас я тебя буду мочить, бить! Понял? И вообще утоплю в пруду на хрен.

Я заорал на весь пруд:

— Помогите! Спасите! Придите! Помогите!

Никто, к сожалению, не помог.

Мой крик на мужика подействовал. Он отступил и был уже не так агрессивен.

А потом продолжил угрозы:

— Да-да, возьму и утоплю тебя в пруду. Кто тебе разрешил раздавать открытки? Кто?

Я попытался было ему объяснить, но понял: это бесполезно, лучше молчать.

Затем я резко развернулся и пошёл в обратную сторону, к ребятам, что сидели около спортивной площадки.

Когда я с молодыми людьми поравнялся, они меня спросили:

— Это не вы сейчас кричали?

— Я.

— А что случилось?

— Да какой-то нарик начал мне угрожать, что утопит меня в пруду.

— А, это тот самый, которого мы недавно выгнали. Чё ж вы нас не позвали? Хотите — мы его догоним?

— Нет, я ничего не хочу. Не надо.

— А мы думали, — начал кто-то из молодых людей, — что это он и орёт. Ещё про себя подумали: так тебе и надо.

Вот так бесславно могла закончиться моя жизнь.

Ему ничего не стоило меня ударить. Я бы упал, ударился виском о  бордюр или о железное ограждение — и всё, крышка. Сердце могло не  выдержать. Мне всё-таки восемьдесят лет.

Обидно, грустно, досадно и страшно. Да-да, очень страшно.

В целом день прошёл нормально.

Посмотрел фильм «Молодость» режиссёра Паоло Соррентино. Он вышел на экраны в 2015 году. Получил премию на Каннском фестивале.

Фильм о двух друзьях — известном режиссёре и известном композиторе. О  том, как они состарились, и как они пытались вернуться в свою  молодость.

Я с интересом посмотрел фильм.

Это про меня.

Это обо мне.

Это кино, которое трогает.

Вечером говорил долго по телефону с Юрием Алексеевичем Ростововцем и Еленой Романовной Мушкиной.

Несколько комментариев к отзывам к книге «Курить, чтобы бросить!» написали по телефону с Николаем Сергеевичем Черняевым.

Продиктовал несколько писем Марату Рауфовичу Рахматулину.

Еду заказывал в «Муму».

Днём хотел спать и спать.

Где-то я читал, что у людей, переболевших коронавирусом, побочный эффект — жуткая сонливость.

В интернете прочёл заметку об Артуре Олеговиче Парфёнчикове, главе  республики Карелия. И сразу вспомнил свою встречу с Вениамином  Фёдоровичем Яковлевым.

Знаменитый юрист, один из первых руководителей министерства юстиции России, автор и разработчик многих законов нашей страны.

Однажды мы с ним встретились, и я рассказал ему про «СОЛО на клавиатуре».

— Да, — сказал Вениамин Фёдорович, — это дело нужное, важное и  полезное. Секретари судов, адвокаты, нотариусы, сотрудники министерства  юстиции, прокурорские работники… Да все, кто работает за компьютером,  должны уметь набирать на клавиатуре быстро, легко, грамотно и, конечно,  десятью пальцами.

И он обещал подумать, кому может нас порекомендовать лично. Помню,  недели через две раздался звонок. Мне звонил Вениамин Фёдорович:

— Я договорился с Парфёнчиковым Артуром, руководителем службы  судебных приставов, чтобы они использовали вашу программу «СОЛО на  клавиатуре». Запишите мобильный телефон, позвоните, он вас примет, и вы  обо всём договоритесь.

Скоро сказка сказывается, да нескоро дело делается.

Я позвонил Артуру Парфёнчикову. Он дал мне мобильный телефон своего заместителя Владимира Васильевича Воронина.

Созвонились.

Договорились встретиться.

Встретились, пили чай.

Условились, что я приеду и выступлю перед сотрудниками аппарата.

Через два месяца меня пригласили выступить.

— Можем дать вам десять минут, — сказали, — постарайтесь уложиться.

Я уложился. Приняли меня хорошо. Но толку никакого не было.

Я объяснял и Парфёнчикову Артуру Олеговичу (по телефону), и Воронину  Владимиру Васильевичу (в личной беседе), что надо приобрести  корпоративную версию «СОЛО», издать соответствующий приказ и  организовать обучение.

К сожалению, меня не поняли.

— Видите ли, — сказал мне один из сотрудников службу судебных  приставов, — заставлять мы никого не можем. Кто хочет — пусть  занимается, мы не против.

Желающих не оказалось.

Вот и продолжают до сих пор в этой службы все сотрудники набирать  тексты (отчёты, справки, донесения, письма) одним-двумя пальцами и  тратят на набор одной страницы не 5-6 минут, а 35-40.

С тех пор много воды утекло, а проблема осталась такой же, какой была много лет назад.

Нынче Парфёнчиков возглавляет Карелию.

Хочешь сделать страну лучше и знаешь, как этого можно добиться, и  вроде тебя все поддерживают на словах, а дело с мёртвой точки не  сдвигается.

Расхожая фраза: всё течёт, всё изменяется. Увы, не так. Очень многое  не изменяется. Бюрократическое болото, тина, демагогия… Сплошная  демагогия: работать надо лучше, эффективнее, результативнее, меньше  слов, больше дела… А на самом деле больше слов — меньше дела.

Вот поэтому мы так и живём: бедно. Обладаем огромными запасами, а результат ниже среднего.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded