Category:

«СОЛО», наркотики, официальные лица

Целый день я пробыл дома. Больше всего времени ушло на составление  конспекта для трансляций. Вот уже более месяца я ни разу не проводил их.  Когда выходишь из ритма, трудно возвращаться, требуется определённая  раскачка.

Надиктовал десять страниц для книги «Курить, чтобы бросить!»

Получил хорошие письма от учеников. Радовался. Положительные эмоции  мне нужны. Тебя благодарят, тебе рассказывают, тебе отчитываются и  сообщают о положительных переменах, происходящих в характере каждого  человека, если он прошёл «СОЛО на клавиатуре».

Так и хочется собрать эти письма и отправить:

- министру внутренних дел Владимиру Александровичу Колокольцеву;

- министру здравоохранения Веронике Игоревне Скворцовой;

- руководителю Федеральной налоговой службы Михаилу Владимировичу Мишустину;

- генеральному директору «РЖД» Олегу Валентиновичу Белозёрову.

Они, да и другие высокопоставленные чиновники, не понимают полезности «СОЛО на клавиатуре».

Я бьюсь, бьюсь, а пробиться не могу. Глас вопиющего в пустыне.

Вот одно из типичных писем, которые приходят мне:

Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович Шахиджанян!
Меня зовут Беляев Михаил Олегович. Я студент второго курса по  музыкальной звукорежиссуре Института Современного Искусства (он в  Филях). Мне 20 лет.
О Вас узнал совершенно случайно лет пять назад на просторах интернета по программе "СОЛО на клавиатуре".  Я заинтересовался Вами, потому что никто ещё не делал компьютерные  программы, пропитанные психологией. Может быть, это и звучит просто, но  понимаете как в нашем мире не хватает психологии.
Позже, разбирая старые книги, я обнаружил одну из Ваших– «1001 вопрос  про ЭТО». Я настолько обрадовался, что Ваша книга каким-то образом  находится у меня дома (живу с родителями, книга была подписана Вами  моему отцу 23 марта 1994 года), я был в невиданной радости, осознавая,  что волшебным образом частичка Вас находится в моём доме, у меня в  руках!
Мне хочется с Вами встретиться...
 

Трогательное письмо. Как бы мне хотелось встретиться с В.А.  Колокольцевым, В.И. Скворцовой, М.В. Мишустиным, О.В. Белозёровым и  многими другими, от которых зависит решение проблемы: поднять  компьютерную грамотность в нашей стране.

Увы, эти люди не читали моих книг, не проходили мою программу, не  подозревают о моём существовании. Я писал им письма, просил меня  принять, и в ответ получал сухие пустые серые трескучие отписки.

Естественно, Михаилу Олеговичу Беляеву ответил в тот же день,  пригласил его приехать к нам на фирму, пообещал подарить ему пару своих  книг.

Сегодня написал большое письмо Сергею Алексеевичу Меднову. Когда он работал в «Альфа-банке», он поддержал «СОЛО на клавиатуре». Потом Сергей Алексеевич перешёл в банк «Открытие» и снова поддержал «СОЛО».  Спасибо ему. Сергей Алексеевич Меднов понимает полезность нашей  программы и справедливо считает, что айтишники станут лучше работать,  если овладеют десятипальцевым методом набора.

Внимательно слежу за ситуацией, связанной с Иваном Голуновым. Мне  кажется, надо говорить, главным образом не о том, подбросили или не  подбросили Ивану наркотики, а о том, что надо решать проблему в целом.

Проблему распространения наркотиков.

Проблему лечения наркоманов.

Проблему честности в рядах полицейских.

Проблему помощи наркоманам — они же больные люди.

В «Московском комсомольце», в «Комсомольской правде», в «Известиях» и  «Новой газете» в своё время были публикации о наркологических  диспансерах.

Какими должны быть клиники по избавлению от наркотической зависимости?

Как должны себя вести родители, друзья, родственники, начальники и  подчинённые, имея деловые, личные, дружеские отношения с наркоманом?

Да, Ивана Голунова освободили. Полицейские признались, что наркотики  ему подбросили. Извинились перед Иваном. Наказали двух генералов — их  просто уволили по представлению министра внутренних дел Владимира  Александровича Колокольцева.

Полетели и другие головы, о которых нам не сообщили, на более низком  уровне. Но мне кажется, что многие упускают в обсуждении этой проблемы  (Ивана Голунова и подкидывания ему наркотиков) вообще систему  наркотиков.

Мы сейчас говорим о «сидельцах». Арестовали и судили людей, которые  ни в чём не виноваты. Суд пошёл на поводу у следствия, дали два-три  года, люди вынуждены сидеть, отбывать наказание.

Сидящих по наркотической статье более ста тридцати тысяч, то есть  одна пятая или даже одна четвёртая всех «сидельцев». Вот такая  сверхнаркотическая страна.

Самое страшное, что в местах лишения свободы эти люди проходят академию преступности.

Надо говорить о борьбе с наркотиками, о предупреждении, превентивных  мерах. Надо выяснить, по какому пути мы пойдём: поступим, как в  некоторых штатах Америки и в Голландии или, наоборот, будем относиться  всё строже и строже. Несколько моих друзей с этой проблемой столкнулись —  их дети стали наркоманами. К наркомании надо относиться именно как к  болезни и помогать людям вылечиться.

А у нас, если тебя поймают за употребление, тебя посадят. За использование наркотиков сажать нельзя ни в коем случае!

Если у тебя обнаружили наркотики — ну, что ж делать? Значит, тебя надо ставить на учёт, работать с тобой психиатрам.

Какими должны быть клиники по избавлению от наркотической  зависимости? Как должны вести себя родители, друзья, родственники,  начальники, подчинённые?

Сколько у нас книг выпущено о том, как побороть наркотики?  Практически их нет. Про курение — десятки книг, а про наркотики — нет. И  об этом надо думать.

Ах, если бы мне было меньше лет! Я бы придумал какую-нибудь  программу, связанную с наркоманией, чтобы можно было человеку её пройти и  излечиться от наркотиков, хотя это безумно трудно.

Государство должно быть в этом заинтересовано. Россия может закончить  своё существование и жизнь на карте мира, если наркомания будет  развиваться теми же темпами, какими идёт сегодня. Общеизвестно, если  долбить в одну точку, правильно использовать возможности интернета,  телевидения, кино, можно добиться поразительного результата. Своё слово  должно сказать правительство, и не просто демагогически объявлять «с  этим надо что-то делать», а предлагать конкретные меры. У меня тоже  много личных предложений, которые я с удовольствием высказал бы  официальным лицам. Но они, увы, не хотят со мной встречаться. А когда я  предлагал (мы с ними встречались лично) руководителям ФСКН — Федеральной  службы по контролю за незаконным оборотом наркотиков, — меня вежливо  выслушивали и чуть кривовато ухмылялись. Теперь этой службы нет, её  расформировали.

Жду Вас на своём сайте!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded